Тигр Тома Трейси (tiger_tom_tracy) wrote,
Тигр Тома Трейси
tiger_tom_tracy

Category:

Два Ясона и «тейа мания»

До премьеры спектакля «Медея» по тексту Сенеки в Одном театре осталась ровно неделя. Самое время разобраться с синдромом Медеи и выяснить, кто же такой Ясон, и чего ему дома не сиделось?

Найти ответы помогали актёр Иван Чиров (исполнитель роли Ясона в новой «Медее») и Арсений Фогелев (режиссёр и исполнитель роли Ясона в первой «Медее» Одного театра). Как говорится, один Ясон – это хорошо, а два – лучше!


Иван Чиров (Ясон)

(фото Алексей Лишута)

О Ясоне
Он, в первую очередь, отец. Отец, который любит своих детей. Ясон – любящий отец. Его любовь безусловна, это же дети, его продолжение и отражение, машина времени. И, может быть, возможность отдать какие-то долги Медее – я забочусь о твоих детях, значит, я забочусь о тебе.


Кроме того, это человек, который всю жизнь идёт к своей цели. Он рождён для власти, но добиться её хочет максимально честно. Без лжи, без убийств. И за Золотым Руном он отправился, чтобы доказать, что достоин править, что он настоящий герой. Но потом этот максимализм обтирается, на смену ему приходит конформизм, и что-то, что раньше было неприемлемым, становится допустимым. Но даже изменяя своим прежним идеалам, он не изменяет себе. Он всегда верит в необходимость того, что делает. Бросить жену, которая отказалась от всего во имя любви к нему, ради достижения власти – разве это хороший поступок? Нет, но он верит, что иначе нельзя. И это не сделка с совестью в полном смысле, Ясон скорее убеждает себя в том, что это – единственно верный путь.


О Медее
С Медеей у него история совсем не героическая. Медея – женщина, с которой он прожил много лет, которой он многим обязан, которую он когда-то любил, от которой у него дети, но… Время идёт. Ясон думает в первую очередь о детях, а Медея… А про Медею лучше вообще не думать.
У Медеи всё ещё солжнее – для неё Ясон единственное предназначение и предопределение. Эту любовь преодолеть невозможно и в этом трагедия: она видит себя только рядом с ним, но ему это совсем не нужно.

Арсений Фогелев (режиссёр)


(фото Вера Сердечная)

О Ясоне
Ясон понимает, что он должен Медее. Ради него она предала свой народ, своего отца, отказалась от всего, что у неё было. Стала персоной нон-грата. Но говорил ли он хоть раз об этом? Да какой же мужчина признает, что он всем обязан только своей женщине?! Вот и Ясон знает, понимает и молчит.
Но даже если он признает, что всем обязан Медее, отдать такой долг не сможет никогда. Он герой – в стороне и весь в белом, а она в глазах людей – злодейка. Он ничего не сможет ей возместить. И не важно, в сущности, говорит ли она ему об этом, достаточно того, что она существует рядом с ним, как постоянное напоминание, а это невыносимо.


Ясону важна любовь детей. А с ними всё тоже очень непросто. К кому будут тянуться дети в семье? Верно, к сильному. В данном случае, к матери. И каково отцу, который просто хочет, чтобы его дети его любили, а рядом всё время эта машина, Медея, которая тянет, решает и душит своей любовью? Это трагедия всех семей, где сильные женщины загоняют мужчину под каблук, потому что любят. А Ясон ведь, по сути, не подкаблучник, он герой. Так что здесь он вообще главная жертва.

О Медее
Можно ли оправдать убийства, если речь идёт о Медее? Всё зависит от угла зрения. Общепринятое мнение – Медея убийца, даже в психиатрии термин есть «синдром Медеи», он же токсическая ревность. Медея-убийца – это навязанный штамп, но где в этой истории истина, мы вряд ли когда-нибудь не узнаем. Как известно, Еврипида упрекают в том, что это он переписал историю и представил Медею убийцей детей, чтобы обелить коринфян.


В нашем случае Медея находится в безвыходной ситуации. Её любовь – это рок, судьба, предназначение, она во что бы то ни стало должна  обрести любовь Ясона, но он её не любит. А за что ему её любить? За то, что она лучше него?


Любовь Медеи – мощная разрушительная сила. «Тейа мания – безумие от богов», так называли такую любовь древние греки. У кого-то любовь – это жертвенность, у кого-то хрестоматийное «я лучше знаю, как тебе надо», а у кого-то – желание обладать любимым целиком. Тоталитарный режим и колючая проволока по периметру – вот это и есть любовь Медеи.

О спектакле
Это другая «Медея».

Представьте себе, как ребёнок рисует пейзаж. Он рисует его таким, как видит и понимает в данный момент.  Через несколько лет он осознаёт, что мир намного шире, и снова рисует. Объекты остаются теми же – то же поле, тот же лесок, но становятся более понятными. В первую очередь, для самого художника.

Это не значит, что второй рисунок будет лучше. Рисунок трёхлетнего может быть содержательнее, тогда как у пятилетнего – искуснее. Мы снова ставим «Медею», снова обращаемся к этой теме потому, что появилась необходимость и возможность домыслить её, лучше понять. Спектакль претерпел некоторые изменения, добавились новые вводные линии, отношения, средства выражения, появились новые мысли и акценты, да и дети стали более взрослыми...


Премьера спектакля «Медея» в Одном театре состоится 11 мая.

Tags: интервью, рабочие моменты, театр
Subscribe

Posts from This Journal “театр” Tag

Buy for 20 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments