Тигр Тома Трейси (tiger_tom_tracy) wrote,
Тигр Тома Трейси
tiger_tom_tracy

Categories:

«История медведей панда, рассказанная саксофонистом, у которого есть подружка во Франкфурте»

14 декабря 2016 в Краснодарском Муниципальном Молодёжном театре состоялось открытие нового сценического пространства.


Казалось бы, зачем новая сцена Молодёжке, в распоряжении которой имеется прекрасный зал-трансформер, который можно и в старинный особняк (как в спектакле «Гедда Габлер») или залитый лунным светом парк («Ночь любовных помешательств») превратить, и водой наполнить («Гроза»)… И это сейчас речь только о самых новых постановках! Однако закрытый премьерный показ спектакля Даниила Безносова по пьесе Матея Вишнека «История медведей панда, рассказанная саксофонистом, у которого есть подружка во Франкфурте» более чем убедительно доказал: малая сцена Молодёжному театру нужна.


Режиссёру Даниилу Безносову, знакомому краснодарскому зрителю по постановкам «Шекспир. Зимняя сказка», «Серебряная сказка», "Свет-Луна", «Дежурные влюблённости», «Ночь любовных помешательств», «Гроза», уже приходилось работать с пьесой Матея Вишнека, материалом довольно сложным и весьма далёким от понятия «развлекательный спектакль». В 2011 году на театральном фестивале «Сахалинская рампа», совмещённом с лабораторией современной драматургии Олега Лоевского, в Сахалинском международном театральном центре имени А.П. Чехова Даниил Безносов представил свой эскиз по «Истории медведей панда, рассказанной саксофонистом, у которого есть подружка во Франкфурте». Постановку высоко оценили зрители и критики, последние признали, что «этот текст (…) мало кому удаётся даже в читках». Даниилу Безносову он, бесспорно, удался, и в 2016-м появился полноценный спектакль для новой и очень малой сцены Молодёжного театра.


Есть такие истории, более интимные, чем личная переписка, даже более интимные, чем дневники, ведь даже в них человек не всегда пишет именно то, что на самом деле чувствует, и именно так, как он это чувствует.
Такие истории лучше всего рассказывать по ночам, в маленькой комнате и так, чтобы не видеть лица собеседника. Поэтому на «Истории медведей панда…» в «зале» всего десять человек, и они надёжно спрятаны в тени, чтобы хрупкая атмосфера абсолютной откровенности не треснула и не рассыпалась стеклянной крошкой, превратив Смерть в смерть, трагедию – в статистику, а таинственных существ в клетках – в плод болезненной фантазии. Так из теней в углах квартирки, чей хозяин явно не страдает аккуратностью, мы и наблюдаем… жизнь? Смерть? Сон? главного героя.



В центре комнаты большая кровать, над ней телеэкран, в углу древний холодильник, рядом с ним ещё более древнее и сильно побитое жизнью кресло. В противоположном углу за полиэтиленовой занавеской притаилась ванна. Пол усыпан осенними листьями. И повсюду пустые птичьи клетки… Художник спектакля Настя Васильева («Ночь любовных помешательств») создаёт довольно странный и чарующий микромир, где у стен есть глаза, а в холодильнике можно найти томик Бодлера. Мир, в котором можно надёжно спрятаться под белой простынёй, прихватив с собой бутылку «Пулиньи-Монтраше» 1945 года, а потом и вовсе пропасть, не испытывая по этому поводу никаких сожалений.


О чём же эта история и при чём тут медведи панда? Начнём с главного: милые бамбуковые мишки (с некоторыми признаками енотов) вовсе ни при чём. Просто однажды утром в маленькой запущенной квартирке проснулись Он (Андрей Новопашин) и Она (Ульяна Запольских)… У Него жестокое похмелье, Она явно куда-то опаздывает и ищет то свой будильник, то утюг. Он не помнит ничего, кроме того, что «в какой-то момент кто-то открыл бутылку «Пулиньи-Монтраше» 1945 года», а у Неё есть ответы на все вопросы… Он жаждет продолжить знакомство, но Она спешит, поэтому они договариваются, что девять ночей подряд Она будет приходить к Нему. А Он будет ждать, никуда не выходя из квартиры. С этого начинается пьеса.


Начало спектакля немного иное: сержант Пулен (Александр Теханович) и соседи главного героя (Айсылу Садыкова, Александр Киселёв, Евгений Парафилов, Никита Петров, Полина Шипулина) пытаются вскрыть дверь в квартиру, из которой вот уже несколько дней как не доносится привычных звуков саксофона, зато отчётливо тянет чем-то подозрительным. Этот эпизод прямо намекает зрителям (особенно тем, кто не знаком с текстом пьесы), что «История медведей панда…» будет посложнее банальной мелодрамы. Впрочем, на протяжении первых двух ночей всё будет выглядеть как начало романа между саксофонистом, склонным к алкоголизму, и загадочной женщиной, которая не называет своего настоящего имени и открывает без ключа любые двери.



С каждой новой сценой зритель будет узнавать всё больше о герое, его семье, о доме, в котором он живёт и людях по соседству. Интересным решением было сделать этих людей не просто персонажами рассказов главного героя, а полноправными участниками действия, живущими своей жизнью. Они существуют параллельно с главными героями в том же пространстве, заходят в квартиру, расставляют горшки с цветами, достают из холодильника фрукты и чипсы, смотрят телевизор, отстреливаются от компьютерных монстров… Быть может, они просто ожившие образы, созданные фантазией героя, а может как раз они настоящие и действительно живые, а сами герои (как и зрители в «зале») – просто тени, заглядывающие в чужие окна. И когда Он говорит, что нужно как-нибудь позвонить маме, а она (Айсылу Садыкова) в это время поворачивается на его голос, но с недоумением смотрит мимо, становится понятно – нет, эта сказка совсем не о любви, и вовсе она не забавная.

А уж сцена с автоответчиком, который говорит голосом главной героини, завершая каждый монолог словами «Я - твоя, с тобой, в этот самый момент», окончательно расставляет всё по местам:  таинственная красавица – это Смерть.

Смерть, которая приходит в гости со своим будильником, учит слушать тишину и не бояться перешагнуть порог. Девять ночей – всего лишь время, которое, согласно поверью, душа находится рядом с телом, то ли боясь оторваться от него, то ли, как герой спектакля, не понимая (боясь поверить?), что всё уже закончилось. Во всяком случае – здесь.


 «История медведей панда…» – экзистенциальная драма о Смерти, девять эпизодов, за время которых герой осознаёт, понимает и, наконец, принимает происходящее, оставляя ставшее ненужным тело, становясь голосом в пустоте. Мы никогда не узнаем, было ли ему больно, страшно или одиноко в тот момент, когда всё началось, но в том, что он был спокоен, влюблён и счастлив, когда всё закончилось – в этом сомнений не остаётся. А в следующей жизни Он будет медведем панда во Франкфуртском зоопарке. И Она когда-нибудь навестит его там.

Фото: Вера Сердечная rintra

Tags: критика, круть, полуночник, театр
Subscribe

Posts from This Journal “театр” Tag

Buy for 20 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 8 comments